Мировой финансовый кризис 2008 года

rate

Мировой финансовый кризис 2008 года

Мировой финансовый кризис 2008-10 гг. стал большим сюрпризом для многих специалистов в области экономики и финансов, для администраций государств и неожиданностью для обычного населения. Конечно же, многие предполагали, что поскольку настроение экономических субъектов находится в раскаленном состоянии, то это, как всегда, может свидетельствовать о возможном коррекционном поведении системы. Однако мало кто из публичных деятелей открыто заявлял о глубинных проблемах, которые и стали причиной кризисных явлений.

Конечно же, после того, как события начали развиваться, им тут же нашлось обоснование. И причины спада были представлены публично. Но до того, как они проявились в полной мере, никто не занимался на достаточном уровне регулированием имеющихся рисков.

Представляется крайне странным утверждение отдельных экспертов и аналитиков, что это был ни на что не похожий кризис. Мол, ранее ничего подобного не происходило. Но это же очевидно. Чернобыль не похож на Фукусиму, обвал 2008-го не похож на кризис 1930-х в США. Каждое проявление таких событий внешне абсолютно уникально. Однако внутренне, по своим фундаментальным причинам, можно даже сказать, философски обоснованным, все очень типично.

Не затрагивая вопросы, хороша, или плоха была гонка за «американской мечтой», вызвавшая дисбалансы кредитного цикла на ипотечном рынке, приведем пример с Фукусимой. Ученые на основе имеющихся данных построили заграждение от морских волн. Однако волна, которая пришла в этот раз, оказалась выше, чем такое заграждение. То есть было принято «оптимальное решение». Не был учтен природный принцип избыточности.

В случае с финансовыми кризисами все абсолютно точно также. Принимая решения на основе моделей, которые призваны находить оптимальные решения, не учитываются возможности для событий, которые выходят за рамки общеизвестных знаний, не описываются формулами Блэка-Шоулза, не могут быть рассчитаны на основе VAR-оценок и т.д. И естественно, что эксперты просчитались и на этот раз. И поэтому до кризиса не разрабатывалось никаких серьезных мер по предотвращению чего-то, что выходит за прогнозы, устремленные к поиску стабильности в нестабильной системе.

Все остальное, это уже технические особенности. Да, был ипотечный бум, и кредиторы не могли расплачиваться с долгами. Да, начали использовать огромное количество всевозможных CDS, структурированный продуктов и прочих деривативных махинаций, которые могут нести в себе риски. Хотя это тоже очень спорный вопрос, так как, говоря образно, если пациент смертельно болен, то не важно проводит ли он время в казино, в желтых домах, или за шашлыками с компанией друзей – он все равно болен. Позже мы остановимся на болезни системы еще раз.

То, что начали рушиться банки, это не было удивительным фактом. Предупреждали и Lehman Brothers, и Bear Stearns, и других банкиров, что системы управления рисками у них, мягко говоря, ущербными. А если более точно, то и вообще в адекватной ситуации форме отсутствовали. И вряд ли стоит выражать какие бы то ни было эмоции по поводу крушения обвалившихся банков, так как это является лишь результатом самой проблемы. Она должна была проявиться, а вот, в каком виде, это никогда заранее сказать невозможно. Приведем пример со строителем. Он идет по площадке без строительной каски. Заранее невозможно сказать упадет ему на голову кирпич, какой-то металлический предмет, или еще что-то. Да это и не важно, поскольку он не заботится о рисках. И даже не важно, по каким именно причинам он это делает, важен только сам факт, который нужно устранить.

В нашем случае то же самое. Не имеет значения, на ипотечном ли рынке проблемы, или рынок деривативов подогрел ситуацию, или это происки «Великого манипулятора», нужно было обратить внимание на болезнь.

© 2018 Все права защищены. Публикация материалов допускается только с ссылкой на сайт.